• Главная
  • Все новости
  • «ОСТАЛСЯ С АРШАВИНЫМ В БАНЕ. НИЧЕГО НЕ ПОНИМАЮ, А ОН ВСЕ ПОДЛИВАЕТ И ПОДЛИВАЕТ». ИНТЕРВЬЮ ШВЫРЕВА ИЗ «КАЙРАТА»

«ОСТАЛСЯ С АРШАВИНЫМ В БАНЕ. НИЧЕГО НЕ ПОНИМАЮ, А ОН ВСЕ ПОДЛИВАЕТ И ПОДЛИВАЕТ». ИНТЕРВЬЮ ШВЫРЕВА ИЗ «КАЙРАТА»

 | 
Нападающий Вячеслав Швырев — о железной дисциплине Бердыева, казахстанском Галицком и о том, каково жить с Аршавиным в одном номере в 16 лет.

Швырев — один из игроков основы клуба, воспитанник академии алматинского клуба, являющийся одним из самых ярких талантов. В разные времена пребывания в «Кайрате» Вячеслав застал Андрея Аршавина, Курбана Бердыева и прошел через многие трудности становления футболиста. Из интервью футболиста сборной Казахстана вы узнаете:

  • почему Кайрат Боранбаев — казахстанский Галицкий;
  • как главный тренер «Кайрата» подшучивал над Виктором Васиным;
  • как недобросовестные агенты пытались отправить игроков в Европу;
  • в чем феномен Магомеда Адиева;
  • почему футболисты боялись смеяться на тренировках Курбана Бердыева;
  • каково жить с Аршавиным в одном номере на сборах;
  • какие две российские команды считаются топ-клубами в Казахстане.

«СЕРГЕЙ ГАЛИЦКИЙ И КАЙРАТ БОРАНБАЕВ ПОХОЖИ, ДЕЛАЮТ ВСЕ ДЛЯ СВОИХ ВОСПИТАННИКОВ»

— Расскажи для читателей, где ты родился и как оказался в «Кайрате»?

— Я считаю себя воспитанником «Кайрата». Родился и вырос в Карагандинской области Казахстана. Первые шаги делал в поселке Агадырь, а потом переехал в Темиртау — это где-то в 250 километрах от моего поселка. Там мне предоставили возможность тренироваться и выезжать на турниры с командой. Через какое-то время пригласили в «Кайрат», который дал мне уже абсолютно все.

— Условия, которые дали, — интернат, обучение?

— Именно. Это был футбольный интернат в Темиртау, а потом, как я уже сказал, забрали в «Кайрат».

Многие болельщики в Казахстане любят говорить: «Какие там воспитанники? Набрали из Караганды лучших, и все». Ну слушайте, какие родители не отдадут своего ребенка туда, где созданы все условия? Кайрат Боранбаев (председатель наблюдательного совета «Кайрата». — Прим. «Матч ТВ») построил базу, детскую академию. После всего, что я увидел и что у меня было на детском уровне, — считаю себя воспитанником этого клуба.

— Ты во многих интервью отзываешься в таком ключе о Боранбаеве. В России тоже есть человек, который получает исключительно такие же слова через интервью игроков — Сергей Галицкий. Они похожи?

— Есть такое. Сергей Николаевич тоже все делает для своих воспитанников. Он так же мечтает, чтобы в основной команде играли свои воспитанники. Векторы развития у «Краснодара» и «Кайрата» похожи. Когда я попал в основу, Кайрат Советаевич сказал: «Я хочу, чтобы через пять-шесть лет воспитанников в команде было больше». Раньше у нас было много легионеров и где-то два-три казахстанца.

Кайрат Боранбаев с детьми / Фото: © Соцсети Кайрата Боранбаева

— Сейчас казахстанцев достаточно? Допустим, в контрольном матче против «Локомотива» в Абу-Даби (в стартовом составе «Кайрата» было 9 казахстанцев. — Прим. «Матч ТВ»).

— Около 80 процентов ребят — из нашей академии, с кем вместе росли и развивались. И где-то пять легионеров, наблюдая за которыми и играя с ними, мы развиваемся. Например, Жоао Пауло, который стал лучшим бомбардиром. Еще есть Виктор Васин, который передает свой опыт. В общем, мы помогаем им, а они помогают нам.

— Виктор Васин в России стал своего рода мемом. Что ты можешь рассказать о нем?

— Ну болельщики такие люди — им только дай повод зацепиться за что-то (улыбается). Но Васин — профессионал своего дела. Обратиться к нему можно в любую секунду.

Ну и футболист высокого класса. Например, когда мы играли против «Зенита», он выдал очень крутую игру. Наш главный тренер отшутился: «Витя, зачем так хорошо сыграл? Обратно сейчас уедешь в Россию». Видно, что он опытный защитник, который держал уровень и держит его.

Виктор Васин / Фото: © ФК «Кайрат»

«ЗАЧЕМ ИЗ «ЛОКОМОТИВА» ИЛИ «ЗЕНИТА» УХОДИТЬ В СРЕДНЮЮ КОМАНДЫ ЕВРОПЫ? МНЕ ЭТО НЕПОНЯТНО»

— Ты попал в основу «Кайрата» в 16 лет, тебе пророчили золотые горы и так далее. Но начало карьеры не задалось, почему?

— Опять же, я перехожу в главную команду, а на моей позиции: Аршавин, Исламхан и Исаэль. Как мне тут развиваться? Нужна же игровая практика. Понятное дело, тренируясь, ты уже что-то получаешь, но без игр — никуда. Вот этот переход с юношеского и молодежного футбола на взрослый — очень тяжелый. И из-за всего этого сложилось так, что смотрел не туда, в другую сторону. Подумал, что я в главной команде — и уже можно ничего не делать.

— «Смотрел в другую сторону» — это что? Агенты начали отвлекать, пошли первые деньги?

— Есть цель — просто попасть в первую команду. Я пришел и подумал: «Я тут, на этом все». Мол, можно спокойно тренироваться, не рвать жилы, буду тут всегда. Да, где-то еще и копеечка появилась.

А со временем начало давить, что я не играю. В голове — полный бардак. Начал задумываться: «Надо уйти, в другой команде я буду развиваться лучше, чем тут». Такие мысли меня, молодого, погубили, да и игроки на моей позиции были сильнее, поэтому и не играл.

— Ты сказал, что попал в команду и думал, что всего достиг. Не кажется, что это главная проблема всего футбола в СНГ? Что люди не хотят уезжать.

— Если игрок хочет получить контракт и остаться в России, изначально мыслит, что не получит «Золотой мяч», он пришел к этому и играет — окей. Но есть игроки, которые изначально стремятся в Европу. Не могу залезть каждому из них в голову.

— Даже в средние клубы не уезжают.

— А зачем из того же «Локомотива» или «Зенита» уходить в средний европейский клуб? Мне это тоже непонятно, если честно. В «Локомотиве» тоже можно расти, как в средней команде французского чемпионата, да еще и с семьей.

— Кузяев в «Гавр» перешел, например.

— Далер уже в «Зените» хорошо заработал. Да и мотивации, может, не было уже. Он сколько в «Зените»-то играл?!

— Шесть лет.

— Ну вот. Далер просто свое заработал, отпахал и поехал смотреть уровень Франции.

Магомед Оздоев и Андрей Аршавин / Фото: © РИА Новости / Александр Гальперин

— В какой-то же момент сам Кайрат Боранбаев отговорил тебя уходить?

— Был агент, который предложил мне уйти в Чехию. Например, Галицкий же не любит, когда воспитанники что-то делают за его спиной? Яркий пример — ситуация с Иваном Игнатьевым. Вот и Кайрат Советаевич не любит.

Я не поставил его в известность о своих договоренностях, просто даже не подумал об этом. Агент появился, Чехия, я загорелся — и все, думал уже, что уезжаю. Об этом узнал Боранбаев, прилетел в Казахстан, чтобы поговорить со всеми игроками, и сказал мне: «Если ты уверен, что этот человек тебя приведет к чему-то — пожалуйста, но есть много обманщиков, которые ведут игрока не в ту сторону». После этого он пообещал мне помочь с игровым временем. А за каждого воспитанника он действительно переживает, всем хочет помочь. В итоге он меня переубедил и сказал, что приведет меня туда, куда я хочу.

— По итогу он оказался прав?

— Спустя время, да.

— Этот агент кого-то кинул?

— Я был с этим агентом вместе с Рамазаном Оразовым, игроком сборной Казахстана. Он подписал нас, сказал, что отправит в Европу. Оразов уехал в Латвию, потом в российскую «Чайку». Остался недоволен и разорвал контракт с этим агентом, тот перестал выходить на связь.

Вячеслав Швырёв / Фото: © ФК «Кайрат»

«В МОСКВЕ ВСЕ БЫЛО ДЛЯ ТОГО, ЧТОБЫ ВОСПИТАННИКИ «КАЙРАТА» НЕ ДУМАЛИ: ПОЛУЧУ БАБКИ, ПРОКАЙФУЮ ИХ В НОЧНОМ КЛУБЕ, А ЗАВТРА СЫГРАЮ»

— Ты был в московском «Кайрате». Как понимаю, это была одна структура с основным «Кайратом». Переход туда считался планом по игровой практике?

— Сначала я перешел в аренду в казахстанский «Акжайык» — это команда премьер-лиги. Там не все хорошо пошло, было мало практики. Кайрат Советаевич позвал меня к себе, и мы решили ехать в Москву. Он пообещал, что буду получать там практику, говорить с тренером. Считаю, что решение поехать в Москву было верным. Мне понравился уровень Второй лиги в России — хорошая организация матчей, приличные команды. Вспоминаю все только с положительной стороны.

— Правильный ход в чем?

— Другая страна, другая лига, много скаутов ходят на матчи. В России можно себя показать.

— Многие теряются в Москве. После неудачных игр заканчивали, начинали тусоваться. У тебя было такое?

— Нет. Кайрат Боранбаев сразу обозначил воспитанникам, что зарплаты в Москве будут минимальные, чтобы мы думали о футболе. Нам предоставлялось все, но зарплаты вот такие. А если вы уже хотите остаться в Москве или в России в хорошем клубе — показывайте себя. Все было для того, чтобы воспитанники «Кайрата» не думали: а вот я сейчас получу бабки, прокайфую их в ночном клубе, а завтра сыграю, да и все. Там мы были сосредоточены на футболе.

— База, футбол, и больше ничего?

— Ничего вообще.

— Но при этом перед переездом в Москву ты говорил в интервью, что карьера была на грани срыва. Из-за чего?

— Не могу сказать, что прям на грани срыва. Я всю жизнь иду к своей цели, какие-то сложности не сбили меня с пути. В «Кайрате» меня с самого детства считали талантом. А потом я столкнулся с реальностью — и не играл. Поехал не в самый сильный клуб — там тоже не пошло. И когда все это давит, ты думаешь: «А я точно футболист? Могу ли я?» Но чтобы прям заканчивать… Нет, такого не было. Никогда в жизни.

Вячеслав Швырёв / Фото: © ФК «Кайрат»

— Как ты вышел из подобного настроя?

— Моя мотивация — родители. Они все сделали для меня. Нужно было просто сосредоточиться на футболе, сейчас или никогда. Плюс в Москве меня сильно поддержал тренер — Коструб Евгений Валерьевич, который меня направил, давал мне 90 минут на поле, не ограничивал, не загонял в рамки.

— И сейчас ты провел один из лучших своих сезонов в «Кайрате».

— За мой прорыв хочется выразить благодарность нашему главному тренеру (Кирилл Кекер. — Прим. «Матч ТВ»). Он поменял мою позицию на поле, оттянул немного из нападения. Также начал указывать на отдельные моменты, со мной стали работать лично, и из этого я начал извлекать для себя уроки — и начало получаться. Понятное дело, что было мало голов, что является моей проблемой, но игровым временем я доволен и испытываю только позитив.

«БЫВАЕТ, ЧТО АДИЕВ ПАРУ СЛОВ СКАЖЕТ, А ПАЦАНЫ ИЗ СБОРНОЙ КАЗАХСТАНА УЖЕ ГОТОВЫ ВСЕХ ПОРВАТЬ»

— Ты говорил про Коструба. Он же сейчас работает ассистентом Адиева. Хочется тебя спросить про Магомеда Мусаевича, в чем его феномен для Казахстана?

— В первую очередь, он очень сильный мотиватор. Не знаю, как было вначале, но когда я пришел, то увидел, что он вселил уверенность в каждого пацана. Мусаевич показал, что они тоже могут побеждать и забирать большие матчи. Например, камбэк в матче с Данией. Кто бы мог в это поверить еще десять лет назад? А он сделал это, все поверили в себя и в свои силы! Также он старается общаться с каждым, находит подходы.

— Речи обычно длинные или на пару слов?

— Всегда по-разному. Бывает, что пару слов скажет, а все пацаны уже готовы всех порвать, сидят в раздевалке и готовы выбегать. А где-то наоборот, он начинает больше говорить, плавно мотивирует. Заряжает духом.

Магомед Адиев / Фото: © Федерация футбола Казахстана

— Также в сборной появился ярко выраженный лидер — Баха Зайнутдинов.

— Очень крутой и простой пацан, скромный. Каждый мальчишка в Казахстане сейчас равняется на него. Да и для нас это большой пример, он сам себя сделал и показал путь. Могу выразить ему только респект и уважение. Баха старался — и добился своего. Дай бог, чтобы он и дальше поехал в топ-5 лигу. Желаю ему этого.

— Помнишь, чтобы в Казахстане был такой игрок, на которого так же равнялись?

— Когда я рос, примером был Бауыржан Исламхан. Он не уехал в Европу из-за травм. Исламбек Куат старался очень сильно. Сейчас — Ян Вороговский, уезжал в Бельгию. Нуралы Алип тоже огромный молодец. Но Баха — самый большой пример, он показал, что можно уезжать и играть.

Бактиёр Зайнутдинов / Фото: © Anadolu / Contributor / Anadolu / Gettyimages.ru

«ЗАДУМАЛСЯ О ТОМ, ЧТО НАДО РАНЬШЕ ПРОСЫПАТЬСЯ. ИЗ-ЗА ТОГО, ЧТО СПЛЮ, АРШАВИН УХОДИТ ИЗ НОМЕРА»

— Когда ты попал в главную команду «Кайрата», то играл с Аршавиным. Мы его теперь все Андреем Сергеевичем только называем.

— Я его уже тогда так называл (смеется).

— Тебе — 16 лет, в команде появляется такая звезда. Что ты можешь о нем вспомнить?

— Немного смешная история на моих самых первых сборах. Мы зашли молодыми в баню, нас было трое, следом Аршавин. Все резко вышли — и я остался с ним. Сижу и не понимаю: мне жарко от того, что в бане сижу, или потому, что передо мной кумир сидит? Думаю: может, спросить что-то надо или, наоборот, не надо. А он все подливает и подливает, мне еще жарче становится (смеется). И тут я говорю: «Андрей Сергеевич, очень рад быть с вами в команде, вы большая личность, фанатею от вас». Он такой цыкает и говорит: «Да, видимо, я в футболе засиделся». Встал и ушел. Между нами была 20 лет разница в возрасте, он всегда говорил мне, что в сыновья гожусь.

— Вы же с ним хорошо общались прям.

— Да мы еще и жили в одном номере на сборах. Я тогда боялся пошевелиться. Помню, что проснулся — и 40 минут жду, никуда умываться не иду, вдруг Сергеевича разбужу.

Андрей Аршавин и Вячеслав Швырёв / Фото: © Пресс-служба ФК «Кайрат»

— Как Аршавин проявлял себя в общении с молодыми в целом?

— Всегда подсказывал, ругая. По-футбольному так пихал. И делал это для прогресса. Бывало, что выскажет на поле, а в раздевалке объяснял: «Я ругаюсь не для того, чтобы унизить, а потому что хочу, чтобы вы росли. Вы способны на многое, и я говорю об этом в такой форме, но стараюсь же».

— Человечно.

— Да. Один из примеров: если он первый на сборах просыпался — не умывался в номере, пока я спал. Всегда спускался в раздевалку и умывался там. Я задумался: из-за того, что сплю, Аршавин уходит из номера, надо раньше вставать.

Плюс Андрей Сергеевич не ходил на завтрак, поэтому я всегда боялся проспать. Да и в целом я на сборах старался не мешать ему, оставался в тени немного (смеется).

— Сейчас Аршавин — заместитель генерального директора по спортивному развитию в «Зените», ранее с детьми работал. То есть изначально в нем было что-то такое, что он именно обучал молодых?

— Да и в принципе он всегда много рассуждал о молодежном футболе. Говорил, что молодых мало в России, мол, в его время он, Кержаков, Павлюченко уезжали, и их поколение намного сильнее.

— Ну он оказался прав.

— Абсолютно. Сейчас, спустя столько лет только могу подтвердить теорию, что в России не было и нет футболиста сильнее Аршавина. Даже Головин, как по мне, не сильнее.

Андрей Сергеевич — личность, характер и человек. Он изменил российский футбол. В расцвет его карьеры ко мне как раз и пришла заинтересованность футболом.

Андрей Аршавин / Фото: © РИА Новости / Александр Гальперин

«СТАРАЛСЯ НЕ ПОПАДАТЬСЯ БЕРДЫЕВУ НА ГЛАЗА. ПОТРЕНИРОВАЛСЯ — И БЫСТРО В КОМНАТУ»

— Ты застал в «Кайрате» не менее легендарную личность для российского футбола — Курбана Бердыева.

— Железнейшая дисциплина! Если честно, на тренировках было даже страшно улыбаться. Вдруг какой-то смешной момент — лучше отвернуться. Дисциплина и труд для Курбана Бекиевича — на первом месте, без сомнений.

— Никак не сковывало?

— Мне тоже приятнее получать удовольствие от футбола и тренировок, где-то посмеяться, где-то еще что-то.

Давило, но Бердыев добился многого: обыгрывал «Барселону», чемпионства с «Рубином». Однако все равно приходит понимание, что в дисциплине есть что-то такое, странное.

— Был близок к тому, чтобы нарушить дисциплину Бердыева?

— Нет, кстати. При нем я был прям пушок (смеется). Старался максимально не попадаться на глаза. Потренировался, сделал свое дело — и быстро в комнату.

— А кто-то вообще срывал?

— Все уважали Бердыева, у нас в Казахстане принято уважать старших. Все его требования выполняли. Результаты были не самые хорошие, но мы старались выполнять его установки.

Курбан Бердыев / Фото: © ФК «Кайрат»

— Как тренер он тебе дал больше, чем остальные?

— Я мало играл при Бердыеве. Кекер Кирилл Сергеевич (нынешний главный тренер «Кайрата». — Прим. «Матч ТВ») дал мне в пять раз больше, чем он. В штабе Бердыева был еще Кириченко, например, который много моментов отрабатывал с нами, подсказывал. Дмитрий — более веселый.

— Помощники разбавляли обстановку Бердыева?

— Ну немного да, уходила скованность, было побольше позитива. Кириченко мне больше запомнился.

— С Бердыевым можно было спорить или это было бесполезно?

— Он много общался со старшими в команде. Задавал вопросы, а те уже могли ответить: «Тут такое не пройдет». Бердыев реально интересовался, но, повторюсь, это касалось старших. Игры в одну калитку от Бердыева не было, конечно.

«ЗЕНИТ» И «СПАРТАК» — ДВЕ ТОП-КОМАНДЫ ИЗ РОССИИ»

— «Кайрат» сейчас играет Абу-Даби, игры показывают по «Матч ТВ». Какие ожидания от уже стартовавшего турнира?

— Про «Шабаб Аль-Ахли» я не слышал до турнира, честно. Но видел, что у них есть Миливоевич, который играл за «Кристал Пэлас», да и много других хороших игроков. Будь они плохой командой, их бы не пригласили. Ну и «Спартак» с «Ростовом» — круто. Эти матчи нам дадут большое развитие. Плюс матчи в Казахстане вызывают большой интерес. Когда ты играешь с топами из России, ты получаешь только развитие, подчеркиваешь свои сильные и слабые стороны.

Вячеслав Швырёв на сборах в Абу-Даби / Фото: © ФК «Кайрат»

— Что скажешь о команде Валерия Карпина?

— Там играет много молодых игроков, я уважаю этот подход. Валерий Георгиевич работает в этой стратегии. Молодые и воспитанники играют за команду ярче и отдаются ей больше, чем легионеры. Это просто факт.

— «Спартак» в Казахстане считают топ-командой?

— Да. И «Зенит», и «Спартак» для нашей страны — это две топ-команды.

Matchtv.ru

(Visited 112 times, 1 visits today)
Қазақстан Футбол Федерациясы
SuperBol.KZ