• Главная
  • Все новости
  • «Все думали, что я уже «сбитый летчик». Интервью Швырева — от падения в Уральске до второго шанса в «Кайрате»

«Все думали, что я уже «сбитый летчик». Интервью Швырева — от падения в Уральске до второго шанса в «Кайрате»

 | 

Вячеслав Швырев в 17 лет стартовал в «Кайрате», будучи юношей его сравнивали с Андреем Аршавиным, а Станимир Стойлов называл его одним из самых талантливых игроков поколения. Но лишь в этом году нападающему удалось по-настоящему закрепиться в основе алматинского клуба. В развернутом интервью корреспонденту Vesti.kz 22-летний игрок рассказал, как на него повлиял Кайрат Боранбаев, что стало переломным моментом в карьере и был ли он близок к тому, чтобы бросить футбол.

— Слава, у тебя первый сезон с таким количеством матчей и игровых минут за основу «Кайрата». Что на это повлияло? Ты повзрослел, команда стала другой?

— В первую очередь хочу сказать спасибо Кириллу Сергеевичу Кекеру, который мне доверяет. Стараюсь доказывать свою состоятельность в тренировочном процессе и матчах. Наверное, доверие тренера и работа над собой привела к такому сезону, достаточно неплохому для меня. Хотя, конечно, есть желание больше забивать.

— Но в целом, пока, это лучший сезон для тебя в карьере? 

— Да. Но еще был период в «Кайрат-Москва» с Евгением Валерьевичем Кострубом. Ему тоже отдельная благодарность. Он поверил в меня, когда все подумали, что я уже «сбитый летчик». Можно сказать, он придал мне второе дыхание. Я помню, что тогда приехал из «Акжайыка» и тот период был тяжелый. Но в Москве Коструб всегда мне доверял, давал полные 90 минут в каждой игре, чтобы я набирал форму. Старался отплатить ему за такое доверие голами.

— То есть Коструб для тебя футбольный отец фактически? 

— Да, так и есть. Он подарил мне второй шанс. А затем Кирилл Сергеевич уже позволил реализовать мечту — играть за «Кайрат».

— Ты вспомнил о прошлом и если отматывать назад, то ведь у тебя были крайне сложные периоды в клубе. Ты мог уйти несколько раз и у вас с Оразовым была непонятная история сотрудничества с агентством? 

— Если говорить о самом старте, в 2018 году Карлос Алос пришел, я попал в основную команду, Станимир Стойлов даже вызвал в сборную. Тогда более-менее выходил, но тот состав и 16-летний пацан — это были вещи несовместимые. Там Исаэль, Аршавин, Исламхан и понятно было, что место в старте не будет. Вскоре пришел Алексей Шпилевский, сначала он еще доверял, но затем наши отношения стали странными. Он меня не замечал, и я тоже никак не реагировал, просто не разговаривали, как-то так сложилось.

Что касается агентства. Тогда мне было 18 лет, при Шпилевском я перестал играть. Действительно появился агент, он нашел вариант с арендой в Чехии. У меня был действующий двухлетний контракт с «Кайратом», и Кайрату Советаевичу не понравилось, что мы не поставили его в известность о переговорах с другим клубом. По сути, с нашей стороны было действительно некрасиво вести диалог с другой командой и ничего не говорить. Учитывая, что Кайрат Советаевич дал нам абсолютно все условия с точки зрения футбола, по отношению к нему мы были неправы.

У меня тогда состоялся разговор с Кайратом Советаевичем. Он сказал: «Ты поверил агенту, но уверен ли ты, что он приведет тебя к чему-то? Нет? Смотри, я готов принять твое решение, каким бы оно ни было. Если хочешь, отпущу в аренду, хочешь — оставайся в клубе и доказывай». После такого разговора с глазу на глаз я понял, что будет неправильно уходить. Вскоре я разорвал договор с агентом.

— Но потом трудности продолжились, ведь были аренды? 

— Желание уйти в аренду исходило от меня. У меня был простой, я думал, что сейчас поеду, буду играть, но в итоге было не так. На самом деле это хороший опыт. Я поехал (в Уральск) и увидел разницу. Понял, что мы не ценили те условия, который создал «Кайрат». И после этого понимаешь, что надо усердно работать каждый день, иначе можно оказаться в совершенно другой реальности.

«В Уральске я увидел разницу. Понял, что мы не ценили те условия, который создал «Кайрат»

— По сути «Кайрат-Москва» стал для тебя переломным моментом?

— Да, и тогда мы снова поговорили с Кайратом Советаевичем, он следил за мной, понимал мою ситуацию. Он очень внимательно относится к каждому воспитаннику и не хочет, чтобы кто-то не чувствовал поддержку с его стороны. Так вот, тогда он предложил поехать в Москву. Я переговорил с Кострубом и затем присоединился к команде.

— Какие у тебя впечатления от российского этапа? В чем было отличие от Казахстана? 

— Там средний уровень их второй лиги примерно как у нас в первой, но если честно, были 3-4 команды, которые, на мой взгляд, смогли бы играть в КПЛ. Потому что есть инфраструктура, есть неплохая посещаемость, есть организация матчей и это все вторая лига! В плане футбола, примерно так же, как у нас, много борьбы. Но действительно есть команды, способные играть в КПЛ. Это даже Кирилл Сергеевич подтвердил. Он меня сначала «травил», когда я начал там забивать, но потом сам увидел вживую и согласился, что там приличный уровень.

— После того как ты проявил себя во второй лиге России и Кубке России, к тебе был интерес со стороны местных клубов?

— Писали про «Ротор», не знаю, правда или нет. Агенты еще выходили, но все на уровне разговоров. Но имея прошлый опыт, я сразу говорил, чтобы обращались в «Кайрат». В целом, да, интерес был, спортивный директор «Кайрат-Москвы» сообщал, что за мной смотрят и спрашивают, сколько стоит мой трансфер.

— У тебя когда-нибудь возникала мысль, чтобы вообще закончить с футболом? Или очень сложный момент, когда ты не понимал, куда идет твоя карьера.

— Закончить, ну нет, таких мыслей не было. Родители являются моей мотивацией. Папа меня возил на тренировки за 200 километров. Родители бросили все в поселке, переехали в Темиртау, чтобы только я играл.

Самый тяжелый момент, наверное, был в Уральске. Честно, я тогда плакал, совсем не играл. Думал, ну вот и что дальше? Благо, что «Кайрат» подарил мне еще один шанс.

— По статистике нынешнего сезона. Ты сказал, что не очень доволен количеством голов. Ты понимаешь, с чем это связано? 

— У меня есть недовольство не от количества голов, а от своей реализации, потому что моментов у меня было достаточно. Надеюсь, рано или поздно голы придут.

— При этом Жоао Пауло побил свой личный рекорд результативности в КПЛ, сейчас у него 16 голов. И есть ощущение, что скорее команда нацелена играть на него. Это так?

— Понятно, что это наша сильная боевая единица. Но для этого и приобретают легионеров, они должны делать команду сильнее. Жо способен сделать результат в одиночку, это правда. Я очень рад за него и тому факту, что он выступает за «Кайрат». Но не сказал бы, что команда играет исключительно на него, он тоже много помогает, спускается в оборону.

— Кирилл Сергеевич всегда подчеркивает, что голы Жоао — это плод командной работы. 

— Ну да, согласен, если бы не отдавали передачи, как бы он забивал? Защитники отбирают, вратарь спасает нас, полузащитники раздают, все работают ради результата. Понятно, что мастерство Жо выше, чем у нас, и это помогает нам, молодым. Тот же Васин, Маки Баньяк, Офри Арад — они все передают нам свой опыт, позволяют нам расти. Будучи игроком атаки Жо мне тоже часто подсказывает в тех или иных ситуациях.

«Папа меня возил на тренировки за 200 километров. Родители бросили все в поселке, переехали в Темиртау, чтобы только я играл».

— Вы практически всех прямых конкурентов обыграли, однако, у вас часто потери с командами ниже уровнем. Почему? 

— На этот вопрос лучше может ответить тренерский штаб. Но для меня одна из причин — соперники стали закрываться против нас, в прошлом году думали «ну ладно, молодые, играют в открытый футбол», то сейчас уже чаще сидят в обороне.

Но уметь вскрыть соперника — это тоже часть прогресса. И если проанализировать, у нас всегда есть моменты в начале тайма, и дальнейшее течение игры зависит от того, реализовали мы этот момент или нет.

— Если рассматривать ваше поколение, как ты думаешь, команда целостно растет и готова ли она претендовать на медали в следующем году?

— Да. Ну вот как в «Аяксе» происходит или в Германии. Они дают своим воспитанникам несколько лет, чтобы они прогрессировали. В прошлом и этом году мы играли молодыми, если будет следующий, то прогресс продолжится. Кирилл Сергеевич выстроил хорошую, атакующую команду.

— Один из самых сложных моментов «Кайрата» в этом сезоне — травма Арсена Буранчиева. Расскажи, как ты прожил тот день?

— Все было нормально, матч начался, а потом этот эпизод… Даже сейчас страшно вспоминать. Я увидел, что Сеня упал, но думал, сейчас он встанет. Но дальше Адик (Садыбеков) с Левой (Кургин) начали кричать и стало понятно — что-то не так.

Моя помощь? Ну, оказывается, тот же язык вообще нельзя трогать, мне доктор потом об этом сказал, просто на бок надо перевернуть.

Честно говоря, дальше игра с «Актобе» была как будто в тумане. Никаких эмоций. После первого тайма мы зашли в раздевалку и было очень тяжело, кто-то плакал. При этом мы победили тогда, но никакой радости не было. Мы тогда сразу поехали на базу, а потом в больницу.

Тяжело видеть такие травмы футболистов, тем более Сеня для меня близкий друг. Он, по сути, второй сын для моей мамы, потому что, когда был карантин, он жил у нас дома, в Темиртау. Его отец всегда с нами на связи. В тот день мне звонили его родители, там слезы, эмоции, а я сам еще ничего не знаю и даже не понимаю, как помочь. Тогда база «Кайрата» кажется не спала всю ночь, все ходили туда-сюда, переживали. Но слава Богу, все обошлось. Сеня очень добрый, открытый человек и теперь получается Богом поцелованный.

— Я сейчас увидел, что он уже на тренировке? 

— Да, в общей группе, он там уже головой прыгает (смеется). У нас доктор топ-уровня, поставил его на ноги, следит за ним каждый день.

— Ты говоришь он уже прыгает, головой играет, то есть у него никакой боязни не осталось? 

— Я вот не знаю, говорю ему быть поосторожнее, а он «Да нормально все». Но он в небольшом защитном шлеме тренируется. Он сам по себе такой — бесстрашный. Это тот самый друг, который придет на помощь в любой ситуации.

— По сборной Казахстана. В прошлый раз ты был в основном списке, сейчас — в резервном. Как воспринимаешь это решение? 

— Конечно, хочется играть в сборной. Есть разочарование. Но на данном этапе, сборная в шаге от истории, и говорить о каких-то обидах сейчас неправильно и неуместно. Я желаю команде только удачи, дай Бог, чтобы выиграли, это будет огромная радость для всей страны.

— Но ранее ты уже был с командой и сейчас все подчеркивают, что атмосфера в сборной очень хорошая. Это правда так? 

— Да, очень дружный коллектив. Есть опытные, как Асхат Тагыберген, Исламбек Куат, Тима Досмагамбетов, они больше подсказывают, поддерживают. Плюс на атмосферу влияют Нурик Алип, Батека Зайнутдинов, Абзал Бейсебеков. Я вижу так, что молодые бьются за «стариков», и наоборот, то есть, такое общее единение.

— Адиев говорил, что в Белфасте он долго думал, кого выпускать на замену: тебя или Астанова. Ты чувствовал, что тогда можешь сыграть? 

— Я не слышал этих разговоров. Но я всегда готов выйти и помочь команде. Да, выбор был не в мою пользу, но так решил тренер, это нормально.

— Ты веришь, что выход на Евро-2024 реален, именно по итогам данного отбора? 

— Да. Если выиграть ближайшие два матча, то это более чем реально. Для Казахстана это будет огромный бум.

«В группе подготовки чуть ли не спиной забивал и потом думал, ну сейчас я и в основе буду в порядке. Это оказалось моим большим заблуждением»

— Ты продлил контракт с «Кайратом» на следующий год. У тебя были какие-то сомнения или ты быстро решил? 

— Мы разговаривали дней пять-шесть. Потом пришли к соглашению. Я понимаю, что на данном этапе деньги не главное. У нас есть великолепная база, есть команда, есть доверие тренерского штаба. Здесь можно расти, прогрессировать. Это сыграло в пользу продления контракта. Хотя честно, остается мечта уехать в Европу, попробовать себя там.

Но сейчас думаю только о развитии в «Кайрате». Повторюсь, Кайрат Советаевич нам все дал: поле, базу, доверие. Ты утром выходишь на тренировку, смотришь на горы, поле и хочешь только тренироваться.

— Есть ли в академии «Кайрата» талант, о котором ты уже сейчас можешь сказать — «он будет топ»?

— Честно, я так не слежу за академией. Но у нас все говорят о Сатпаеве, ему вроде 16 лет, он на всех турнирах забивает. Но понятно, что пока это скорее детский футбол, и переход во взрослый — это разные вещи. Я тоже в группе подготовки чуть ли не спиной забивал и потом думал, ну сейчас я и в основе буду в порядке. Это оказалось моим большим заблуждением.

— В этом году Ян Вороговский вернулся в Казахстан и болельщики «Кайрата» крайне негативно восприняли его переход в «Астану». Ты общаешься с Яном и наверняка понимаешь, почему он так решил? 

— Это абсолютно нормальное решение. Это его карьера. Понятно, что болельщики не хотят видеть игрока, почти своего воспитанника в стане принципиального соперника. Но у него есть семья, на данном этапе ему было важно жить в Казахстане, у него ребенок родился. В ту же Бельгию его жена не всегда могла приехать.

— Но главная претензия к нему была в том, что он пообещал играть в Казахстане только за «Кайрат». 

— Он когда играл за «Беерсхот», обещал вернуться только в «Кайрат» и что было дальше? Он это сделал. То есть, по сути, свое обещание он сдержал. Но он не говорил, что в Казахстане будет играть только за «Кайрат».

— Тебе не кажется, что в целом опрометчиво казахстанским игрокам давать какие-либо обещания относительно клубной принадлежности? 

— Да, я против таких слов. Ну вот, грубо говоря, у меня одно предложение и оно не из «Кайрата», что мне теперь делать, карьеру завершать? Такова футбольная карьера, у каждого есть семья, поэтому это нормально.

«Вороговский сдержал свое обещание перед «Кайратом»

— Перед интервью я спрашивал у людей из клуба, попросил рассказать, что-то интересное о тебе. Но единственное, что они отметили — твою боязнь летать. Почему и как давно это началось? 

— Ну это правда, я в самолете весь в поту сижу. Вообще, раньше я не боялся летать, но со временем стало страшно, думаешь, что твоя жизнь зависит от других. Мне даже не за себя страшно, а за родителей, как они это переживут. Не дай Бог, конечно.

Я всегда боюсь, когда самолет взлетает, ну и когда трясет. Ритуалы перед вылетом? Молюсь всегда. Но я не один такой в команде, много, кто боится летать.

— Сейчас «Кайрат» ожидает товарищеский матч с «Зенитом». Насколько я знаю, Андрей Аршавин тоже прилетит, а ты ведь с ним играл. Какие эмоции вызывает эта встреча? 

— С Аршавиным, конечно, был бы рад увидеться. Сергееич мне всегда «пихал» на тренировках, не отпускал меня (смеется). До сих пор помню одно его замечание: «Почему ты принимаешь мяч спиной к воротам, это неправильно». В целом, матч с «Зенитом» хорошая проверка для нас, оценить свои силы с таким соперником.

(Visited 58 times, 1 visits today)
Қазақстан Футбол Федерациясы
SuperBol.KZ