Поступок Фернандеса, Казахстан на Евро и доширак с килькой. Разговор с Зайнутдиновым из ЦСКА

Бахтиер Зайнутдинов – главный футболист Казахстана сейчас (один гол до повторения бомбардирского рекорда сборной).

Казахстанцы обыграли Данию (3:2), после четырех матчей делят первое место в группе с Финляндией – до места на Евро-2024 еще далеко, но задача выглядит как никогда реальной.

Для Зайнутдинова это особенные приключения. Приезжая на сборы из клуба, он кардинально меняет роль. За Казахстан играет в атаке, а в ЦСКА – левым латералем или левым центральным защитником.

Мы поговорили с ним о смене позиции, Марио Фернандесе в «Зените» и Хесусе Медине в «Спартаке», переходе в «Бешикташ», а еще о дошираке, кумысе и критиках.

Зайнутдинов мечтает играть в топ-5, но из-за санкций прямой путь ограничен. Марио и Медину не понимает, но не осуждает

– В ЦСКА тебя используют на позиции центрального защитника или латераля, а в сборной в нападении. Как такое возможно?

– Ну, такая ситуация. Лучше играть на поле, чем сидеть на скамейке. Рад, где бы ни поставили. Главное, чтобы пользу приносил.

– Как проходил твой переход по позициям?

– При Березуцком играл в центре полузащиты, при Гончаренко сначала в атаке, а потом левым защитником.

Вася Березуцкий говорил мне: «Если хочешь уехать в Европу, то должен быть левым центральным защитником». Я тогда посмеялся: ну, какой левый центральный? Через полгода стал играть именно на этой позиции.

Переходить из атаки в оборону гораздо легче. Ты с мячом, привык работать под давлением. Обратно – тяжелее. В сборной приходится адаптироваться – вспоминать забытые навыки.

– Какая позиция тебе прямо сейчас ближе всего?

– Левый латераль. Постоянно закрываю дальнюю штангу, помогаю и атаке, и обороне. Для меня это оптимально.

– Что у тебя с Европой?

– Всегда говорил, что топ-5 – мечта. Пока у меня два года контракта с ЦСКА: обожаю и люблю клуб и болельщиков. Если будут предложения, рассмотрим. Главное, чтобы устраивало и клуб, и меня.

– Все пишут, что ты переходишь в «Бешикташ».

– Сейчас много информации. Давайте дождемся официальной. Я пока ничего не знаю, жду.

– Ты хочешь в «Бешикташ»?

– Не могу ответить – все-таки у меня контракт с ЦСКА. Моя мечта – играть в топ-5. Турция – тоже хороший чемпионат. Мне кажется, чемпионаты России и Турции на одном уровне. Просто из-за санкций из Турции проще уехать в Европу.

– Год назад говорили, что ты входил в шорт-лист «Аталанты» и вообще интересовал итальянские клубы. Что на самом деле происходило?

– Официального оффера не было. Вроде был интерес, но ничего стопроцентного. Агент не все мне говорит, думаю, я многого не знаю. Было много разных общений.

– С «Аталантой» было?

– Да. Но я лично – не говорил ни с кем. Только у Шомуродова спрашивал, как чемпионат. Говорит, что в Италии можно и нужно играть. Все говорят, что она мне подходит.

– За какой итальянский клуб болел в детстве? 

– В Серии А мне нравятся «Рома» и «Милан», а вообще – «Барселона».

– Марио Фернандес в «Зените». Как ты об этом узнал?

– Из новостей. Он легенда для нас, человек с большой буквы. Думаю, его не стоит осуждать. Это его выбор. Мне нечего сказать. Человек он хороший и футболист топовый.

– Как в команде к этому отнеслись?

– Расстроились очень сильно. Легенда нашего клуба перешел к сопернику. Но мое отношение к нему не изменилось. Многого не знаю – надо у него лично узнать.

– Официально сообщалось, что у Марио не было контракта с ЦСКА, но была договоренность. Плюс выходили десятки интервью, в которых он обещал не играть в России нигде кроме ЦСКА.

– Не хочется судить Марио. Не суди и не судим будешь. Понимаю, что болельщики осуждают его. Я не знаю о нюансах и проблемах, не знаю, какие были договоренности.

– Он много раз в интервью говорил, что не перейдет в «Зенит».

– Ну, вот поэтому никогда нельзя говорить «никогда». Скажешь такое, а потом Всевышний тебя испытает, так повернет жизнь, что ты так сделаешь.

Я не хочу осуждать Марио. Просто мы очень разочарованы.

– Думаешь, его нужно понять и простить?

– Как человек и бывший партнер по команде я прощаю его. Как болельщик… Не знаю.

– Если не договорились, то из-за денег. Нормально менять любовь болельщиков ЦСКА на деньги «Зенита»?

– Говорил после финала Кубка, что Марио был бы большим усилением. Когда он в форме, это лучший крайний защитник, которого я видел.

Не знаю, как корректно ответить. Ему 32 года…Он же легенда, столько сделал для клуб. У меня нет ни одного объяснения его поступка. Хочется лично расспросить.

– Хесус Медина – в «Спартаке». Что думаешь?

– Неожиданно, конечно. Мы разочарованы, что такие трансферы происходят. Потеряли неплохого игрока.  Даже из-за Марио не так удивлен был, как из-за Медины в «Спартаке». Но осуждать тоже не хочется.

– Переход в «Спартак» из ЦСКА как-то можно объяснить?

– Я тоже не верил, что такое возможно.

В прошлом сезоне тосковал из-за Fan ID, но кайфовал от поездов, вспоминал казахское детство и доширак

– Сезон-2022/23 очень странный. Вы выиграли Кубок России, но футбол в России изменился: Fan ID, поезда, санкции, меньше легионеров.

– Двоякие ощущения. С одной стороны, это хороший сезон, потому что выиграли Кубок России и заняли второе место. С другой стороны, было тяжело из всей этой ситуации, да еще и болельщики не ходят. Вроде как победы, но эмоции не очень переполняют. Не радуюсь на сто процентов.

– Почему?

– Мы же играем для болельщиков. А тут нет антуража. Это сильно расстраивает.

– Ты понимаешь болельщиков, которые не ходят из-за Fan ID?

– Конечно. У них свои принципы. Их надо придерживаться. Понимаю.

– У вас сложный сезон и из-за логистики. Тяжело добираться на поездах?

– Мне даже понравилось. Вспомнил детство. Тогда мы брали дошираки и ролтоны, собирались в одном купе и общались весь день. Сейчас с нами в поезде ехал повар ЦСКА, готовили специальную еду, никаких дошираков и кильки. Хотя так хотелось!

– Хотелось?

– Я вообще кайфую. Иногда так хочется дома доширак заварить с килькой. Туда кетчуп, майонез…

Это вредно, конечно. Но иногда хочется. Раз в полгода не могу сдержаться – и ем доширак. Как на выездах в детстве.

Казахстан очень большой. Мы никогда не летали на самолетах, все время на поездах по 3-4 дня. Все мое детство прошло в поездах и автобусах, это было самое счастливое время. Играли с пацанами, разговаривали до ночи. Этого не хватает сейчас.

У нас с ребятами в ЦСКА не всегда получается пообщаться, например, в самолете. А так мы общались в купе, разговаривали обо всем. Время летело очень быстро и весело. Запомнились поездки в Ростов и в Воронеж. По 6-7 часов общались, играли в нарды и устраивали чемпионаты.

– Чемпионаты?

– По нардам. Нас подсадил Жора Щенников. Он привез нарды, и мы начали играть. Рубились с Набабкиным. Мы играли, все сидели вокруг и вкидывали шутки. Так что мы злились еще сильнее.

Один раз устроили чемпионат. Обляков, Дивеев, Кучаев и мы с Набабкиным. Правда, я уже не помню, кто выиграл.

– А в битве с Набабкиным у вас как?

– Сначала вели счет и спорили из-за этого. Но теперь перестали. Просто играем и подсаживаем других.

Например, у нас сербы Саша [Зделар] и Милан [Гайич] заказали нарды. У Саши – с эмблемой «Партизана», у Милана – ЦСКА. Еще Дивееву подарили нарды.

– У вас с Набабкиным еще одна страсть – Султан Лагучев.

– Мы очень любим его с Набабкиным, Дзагоевым и Ахметовым. Когда включается трек, мы все танцуем и орем.

– Получилось пообщаться, когда он приходил перед матчем ЦСКА – «Ростов»?

– Не удалось. Он поздоровался, поприветствовал нас и ушел. Но его попросили передать нам привет. Поэтому перед выступлением на стадионе Султан сказал, что следующая песня специально для Бахи и Набы. Нам записали это видео и отправили. Было очень круто.

– Почему тебе так нравится Лагучев?

– Мне нравятся отдельные песни. Под них можно танцевать и веселиться. Может, мне ближе такой восточный колорит.

– Что еще слушаешь? Что нравится?

– Люблю очень старые песни. Из мультфильмов и старых фильмов. Аллу Пугачеву или Филиппа Киркорова иногда включаем.

Сейчас много классной казахской музыки. Включаю ребятам Jah Khalib, Скриптонита. Ребята любят «Ирину Кайратовну», мне нравится рэпер 104. Честно говоря, в Казахстане так много талантливых, неординарных людей.

– За казахстанским теннисом следишь?

– За Рыбакиной, смотрю результаты. За Бубликом тоже. Правда, больше смотрю ролики, как он матерится.

В Казахстане Зайнутдинов неделю ходит по гостям, отказывается от алкоголя (но не от кумыса и бешбармака), хочет выйти на Евро и закрыть рот критикам

– Почему ты закрывался полотенцем от брызгов шампанского после победы в Кубке России?

– Просто не хотел, чтобы алкоголь попал на одежду. Мне же в ней идти. Да и алкоголь я не пью.

– Из-за религии?

– Это тоже. Но мне просто не нравится.

– А пробовал?

– В детстве, когда маленький был. Лет в 10, наверное. Пробовал шампанское. Сейчас прямо негативно отношусь. Если в блюде есть алкоголь, не буду его есть.

– Как тогда проходят застолья в Казахстане? Не соблазняют алкоголем?

– В Казахстане многие не пьют. Пить не заставляют –  только есть, есть и есть. Я не могу отказать, когда родные или друзья зовут в гости, чтобы не обижались. Не могу так. Все-таки я с ними рос, многое прошли. Как я могу не прийти? А то как будто зазнался.

Приходится идти в гости и есть. А что делать? Тем более я конинку люблю, плов, бешбармак. Ем, а потом срочно на диету.

– Кто тебя зовет? Как выглядит твой отпуск в Казахстане?

– Родственники, соседи и друзья, с которыми играл в дубле. Мы редко видимся.

Поэтому первая неделя в Казахстане – по гостям, только потом с семьей. Родители даже обижаются, что я им меньше времени уделяю, [чем друзьям и другим родственникам].

– Прямо по несколько встреч в день?

– Именно. Друзья пишут: «Что в обед делаешь?» Значит, в обед с ними.

Вечером – к соседу.

На следующий день вечером собираемся командой, ребятами из дубля «Тараза».

И так каждый день. Время быстро пролетает. Иногда даже кажется, что я не на отдыхе, а на сборе каком-то. Не успеваю ничего, все расписано: утром – туда, в обед – сюда, на ногах постоянно.

– Набабкин рассказывал, что ты обожаешь кумыс и говоришь, что он – лечебный.

– У нас в Казахстане так шутят: говорят, что кумыс бодрит. И он правда бодрит. Один раз я Набабкину привозил кумыс. Он очень просил. Ему так понравилось, что теперь все время просит: «Давай-давай, привези!»

Все время расстраивается, если я вдруг возвращаюсь без кумыса для него.

Я раньше заказывал кумыс с башкирским медом, привозил по 15 банок ребятам. Но из-за всей этой ситуации стало тяжелее доставлять.

– Сборная Казахстана – чудо отбора Евро-2024. Как так получилось?

– Наша сборная стала реально одной семьей. От президента федерации до докторов и массажистов. Мы правда как одно целое. Тренер Адиев нас очень мотивирует, президент Адлет Барменкулов пишет стихи и лично поздравляет с победами.

– Прямо сам пишет стихи?

– Да. Мы играли против Северной Ирландии в день рождения Марата Быстрова из «Ахмата». После победы президент федерации поздравил нас в раздевалке и прочитал стих. Сказал, что придумал его утром для Марата. Он прочитал биографию Быстрова в википедии и рассказал в рифму.

Один стих для Марата Быстрова, второй – для Магомеда Адиева.

За таких людей и атмосферу хочется биться в два раза сильнее.

– Какие у вас отношения с Адиевым?

– Хорошие. Он многое знает про российский футбол, тренировал здесь. Мне с ним легко, хороший мотиватор.

– Победа над Данией – шок. Как это получилось?

– После поражения от Словении мы сели с ребятами и поговорили. Было чувство внутри, что мы должны обыграть Данию. Тренер нас сильно настроил, президент после игры со Словенией сказал, что верит в нас.

Внутри была вера, что выиграем.

Да и болельщики гнали вперед. У нас стадион в Астане закрывается, получается такой горящий котел. У всех трещотки, такой звук! Любой, кто против нас играет, в шоке. Такого нигде нету. Я с большой гордостью всегда играю за сборную, на стадионе родные и близкие, друзья из Тараза, казахские флаги.

Мы несколько месяцев в России играли с полупустыми трибунами, а в Казахстане такое. Сидел в раздевалке и думал, как сильно от этого отвык, как быстро все поменялось. Раньше в Казахстане мало народу на футбол ходило, а в Москве – антураж.

– Давай разберем матч с Данией максимально подробно.

– Нам было очень тяжело в первом тайме. Мы пропустили два гола, Дания контролировала игру.

А потом в перерыве… Не знаю, может, тренер нас так настроил. На второй тайм мы вышли совсем другими. Силы появились, все побежали вперед, а датчане растерялись.

Первый гол я забил с пенальти. Мяч был у нашего капитана Асхата Тагыбергена. Подошел к нему и попросил пробить, потому что почувствовал силы. Был уверен, что если забью, то игра может перевернуться. Я выдохнул, настроился и забил. И ребята побежали вперед.

Второй гол Тагыберген забил дальним ударом. Я охренел, если честно. Хотя и знал, что он так может. Он не раз забивал похожие голы в чемпионате Казахстана. Если Асхат так замахивается, то шанс на гол – 50 на 50. Всегда рядом бьет, близко к воротам, такая пушка страшная.

После второго гола нас уже не устраивала ничья. Аймбетов забил – и у меня сердце чуть не выпрыгнуло. Магомед Мусаевич сел на скамейку в шоке без эмоций. А мы сразу побежали к нему.

Потом был такой праздник! Пели, танцевали в гостинице. Кажется, мы сделали большой праздник казахскому народу.

Нас встречали с плакатами, благодарили. Нас это очень мотивирует. Раньше Казахстан почти всегда проигрывал, теперь все меняется. У нас другая команда и менталитет. Мы выходим в гостях против Северной Ирландии на победу, а раньше нас бы устроила ничья.

Наверное, к этому и шло. Каждый тренер внес лепту: и Талгат Байсуфинов, и Андрей Карпович, и Магомед Адиев. Мы шли наверх и сейчас идем все дальше.

Хотя не стоит говорить, что мы сейчас выйдем на Евро. Шаг за шагом двигаемся вперед. Дания – очень сильная команда, там игроки «Тоттенхэма» и «Манчестер Юнайтед», класс сумасшедший. Прошло только четыре матча. Вдруг Дания сейчас все выиграет и все резко поменяется? Дания – все равно фаворит, смотрел их матчи и наслаждался футболом, как они принимают мяч, как думают, как работают, к этому стоит стремиться.

Самое плохое – самоуверенность. Мусаевич [Адиев] говорил, что матч против Сан-Марино даже важнее. Потому что все думают, что мы уже победили, будем недооценивать соперника. Он готовил нас к Сан-Марино сильнее всего, настраивал очень.

Да и Сан-Марино уже умеет играть в футбол. Раньше все говорили, что мы в Казахстане не умеем играть, а сейчас думают, что мы обыграли Сан-Марино еще перед игрой. Я столкнулся с тем, как в нас не верили болельщики. Это самое страшное. Все говорили, что в Казахстане футбола нет, зачем им платить деньги, они играть не умеют и все такое. А сейчас все поменялось: приятно стало, говорят о выходе на Евро, зовут на шоу и в КВН.

– Какие эмоции, когда все вокруг говорят: «Да зачем им деньги платить, они же играть не умеют»?

– Ну, конечно, обидно, когда свои не верят. Но и сильно мотивирует. Мы постоянно собирались с игроками, говорили, что нужно менять менталитет и футбол, поднимать уровень сборной, а то нас ни во что не ставят. Давайте соберемся и докажем.

– Уже доказали?

– Еще нет. Если выйдем на Евро, то закроем рот всем хейтерам.

(Visited 179 times, 1 visits today)
Қазақстан Футбол Федерациясы
SuperBol.KZ